Россия потратила около 320 млн долларов на закупку марганца

0 0

Россия потратила около 320 млн долларов на закупку марганца

Только за первые шесть месяцев текущего года Россия импортировала 639, 6 тыс. тонн марганцевой руды и концентрата. За весь 2020 год – 1, 2 млн тонн. Средняя цена – 170 американских долларов за тонну. Почти 320 млн долларов ушли из страны на закупку этого стратегического материала. Всего за полтора последних года.
Во время Восточного экономического форума было открыто несколько новых предприятий. В том числе по производству кормовых добавок и новых моторов по японской лицензии. Названо это прорывом в сфере инвестиций и развития региона.
Какое отношение имеют колоссальные суммы, потраченные на импорт столь необходимого той же металлургической промышленности марганца и открытие кормового заводика? Вот именно – никакого! Решая мелкие частные проблемы, власть «забыла» о решении проблем стратегических: «Авось на наш век сырья хватит, а после трава не расти!»…

Проекты и прожекты

2021 год практически закончился. Во всяком случае для геологоразведки, в том числе морской глубоководной, и конструкторских работ. Что сделано? Дано множество интервью, в очередной раз переписаны десятки «дорожных карт», подтверждена приверженность «планов громадью». В реальном выходе – ноль и даже минус. Вероятно, уже в следующем году из-за погружённости чиновников в прожекты, а не в реальные дела Россия навсегда пропишется в клубе импортёров того же марганца, а ведь могла бы на долгие-долгие годы обеспечить себя и весь мир.

– Ровно год назад «АН» написали о том, что мы рискуем потерять гигантские глубоководные месторождения железомарганцевых конкреций рудной провинции Кларион-Клиппертон в Тихом океане (см. «Океанские войны», «АН» №40 от 13.10.2020). В почти уже прошедшем году Россия должна была закончить геологоразведку в этом районе и перейти к экспериментальной добыче. А данные представить в Международный орган по морскому дну (МОМД, International Seabed Authority – ISA). Эта организация координирует деятельность в глубоководных районах морского дна за пределами национальной юрисдикции, особенно в целях управления минеральными ресурсами этих районов. Разведка вроде бы проводилась, но добыча так и не началась. По моему мнению, тема глубоководной добычи твёрдых полезных ископаемых (ТПИ) из Мирового океана чиновниками окончательно закрыта, – рассказывает бывший начальник отдела АО «Концерн «Морское подводное оружие – Гидроприбор» Валерий Пылаев.

Пылаев занимался темой океанических ТПИ ещё с советских времён. Разбуди ночью, и он без запинки перечислит все рудные разведывательные районы в Мировом океане, их предположительные запасы, стоимость извлечения и ожидаемую прибыль. Один из немногих оставшихся конструкторов, которые ещё в 80-е годы прошлого века принимали участие в разработке макетов добывающих судов для глубоководных работ! В мире делали первые шаги, а у нас – в СССР – это уже было! Почему занимался? Да потому что уволили его, а тему добычи морских ископаемых закрыли. Неинтересна она АО «Концерн «Морское подводное оружие – Гидроприбор». Неприбыльна, видимо.

Счетоводы

– Как – не прибыльна? У России пока три разведочных района. Один расположен в центре Атлантического океана, где выявлены богатые медью, цинком, серебром и золотом глубоководные полиметаллические сульфиды (ГПС). Прогнозные ресурсы сухой рудной массы – более 100 миллионов тонн. Добыча и переработка годовой добычи ГПС позволит получить ТПИ на сумму 820 миллионов долларов.

Другой район расположен в Тихом океане (Магеллановы горы), где сосредоточены запасы кобальтомарганцевых корок (КМК). Ориентировочные прогнозные ресурсы сухой рудной массы – не менее 270 миллионов тонн. Добыча и переработка только годовой добычи КМК оценивается в 900 миллионов.

В поле Кларион-Клиппертон, о котором говорили, ждут хозяина 450 миллионов тонн сухой рудной массы! 450 миллионов тонн! Если в год добывать и перерабатывать три миллиона тонн, то это будет 3, 15 миллиарда американских долларов! – негодует патриот Пылаев.

То есть наша страна может в перспективе получать до 5 млрд долларов в год и даже больше, так как цены на полезные ископаемые будут только расти по мере обеднения сухопутных месторождений. Точнее, могла бы получать, если бы чиновники думали о будущем страны, а не о своём пенсионном домике на испанских морях.

Пылаев со товарищи даже написали по-конструкторски подробный и совершенно чёткий текст подпрограммы «Создание перспективных технологий и технических средств разведки и освоения твёрдых полезных ископаемых Мирового океана» для Госпрограммы РФ «Развитие науки и технологий». Бюджет приличный – около одного миллиарда долларов на пять лет (в ценах 2012 года), но вполне приемлемый в сравнении с планируемым доходом. Подпрограмму «завернули»: «Денег нет, но вы держитесь!» Деньги на то, чтобы в Марианскую впадину просто так нырнуть, есть, а на то, чтобы добычный комбайн построить, – нет. Понятно, что о первом раструбят по Би-би-си, а второй пройдёт под грифом «ДСП». Казаться у нас всегда было важнее, чем быть…

Госпрограммы, госпрограммы, а я маленький такой

– Не всё так плохо пока. Заявку на продление контракта по месторождению железомарганцевых конкреций рудной провинции Кларион-Клиппертон до 2026 года наша страна направила в прошлом году. Из-за пандемии орган не собирался очно, поэтому её и ещё несколько подобных заявок рассмотрели пока только юридическая и техническая комиссии. Решили положительно, и когда орган соберётся, то утвердит с большой долей вероятности. Не страшно, что не первый раз, в Конвенции по морскому праву ограничений на количество продлений нет. Так что у нас будет ещё пять лет, – говорит заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института геологии и минеральных ресурсов Мирового океана (ВНИИОкеангеологии), профессор кафедры геологии месторождений полезных ископаемых Санкт-Петербургского госуниверситета Георгий Черкашёв.

По осторожно оптимистичному прогнозу профессора Черкашёва, к властям наконец-то «пришло понимание важности проблемы. По решению Морской коллегии готовится госпрограмма «Освоение минеральных ресурсов Мирового океана, изучение Арктики, Антарктики». До конца года она должна быть передана в правительство».

Госпрограмма, это, конечно, здорово. В 2019 году Минприроды и Минпромторг тоже пытались провести через Минфин подобную идею. Получили знаменитый ответ: «Держитесь без денег!» Сейчас речь идёт о десятках миллиардов рублей, и что услышат от Минфина интересанты – большой вопрос…

И геолог Черкашёв, и инженер Пылаев, и многие другие авторитетные исследователи и конструкторы, с которыми говорили «АН», в один голос утверждают, что у нас осталось совсем немного времени, чтобы успеть на «последний поезд», уходящий в кладовые Мирового океана. Высокотехнологичная и более богатая Япония, которая уже провела испытание двух добычных комплексов на корки и сульфиды в своей экономической зоне, готовила свои пилотные проекты около 15 лет. Для создания реальных промышленных комплексов потребуется ещё столько же. Им на пятки наступают Китай, Индия, сухопутная Бельгия.

Россия же, называющая себя великой энергетической и сырьевой державой, даже не приступала к реальным шагам по освоению безграничных богатств океана. В современном жёстком мире никто не будет ждать, пока Минпромторг проснётся. У России просто отберут все права вместе с надеждами, что наши дети и внуки будут жить лучше, чем мы. И никакие серьёзные «Авангарды» с весёлыми «Искандерами» тут уже не помогут.

Хотя, возможно, наши министры живут точно по Карлу Марксу и его бессмертному «Капиталу»: Aprs moi le dluge! («После меня хоть потоп!»).

Аргумент океанолога академика Михаила Флинта

– Присутствие наших учёных в океане – это реальное проявление геополитического влияния России. И не боевыми кораблями, а белыми судами науки. И мы говорим об уже идущем делении океана, причём жёстком делении. Особенно в районах, где уже разведаны железомарганцевые конкреции, где есть крупнейшие залежи сульфидных руд. Есть два принципа. Первый – принцип Клондайка: «Я нашёл – значит, моё». Второй связан с финансовыми вложениями в научные исследования. Сейчас даже в тех районах, которыми Россия владеет по принципу Клондайка, нас уже теснят.

Аргумент инженера Валерия Пылаева

– Почему я считаю, что эта тема закрыта? Решение о попытке продления контракта было принято на Морской коллегии ещё в 2017 году. Так и записано в протоколе: «МИД и Минприроды принять меры для продления контракта». То есть пять лет никто ничего не делал, но в пятилетку с 2021 по 2026 год обязательно сделают?!

Я же в 2020 году направил свои предложения в Минпромторг и Минприроды, в которых чётко обосновал возможность опытной добычи конкреций в обеспечении безусловного выполнения контракта в 2021 году. Это совершенно реально. И такая добыча закрепила бы за Россией окончательный приоритет!

Однако, как обычно, все предложения были проигнорированы или отфутболены. Складывается впечатление, что кому-то выгоден импорт того же марганца и кто-то влиятельный активно препятствует закреплению наших прав на Мировой океан. Ведь ни Минприроды, ни Минпромторг решением этой проблемы не занимаются…

Очень хотелось бы довести этот вопрос, один из важнейших вопросов нацбезопасности, до Владимира Путина, но достучаться до президента у меня не получается!

Аргумент геолога Георгий Черкашёва

– У нас сохранились разработки 80-х годов прошлого века, в середине 2010-х годов были сделаны эскизы и макеты разведочных и добывающих судов. В чём-то они устарели, но есть база, есть пока квалифицированные специалисты в КБ, есть производственные мощности для строительства. Нужны только политическая воля и её финансовое подкрепление.

Источник: argumenti.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.