Владимир Путин в ходе прямой линии выступил в поддержку российской селекции

0 2

Услышат ли его приказ в Миннауки?

Владимир Путин в ходе прямой линии выступил в поддержку российской селекции

«Аргументам недели» наконец-то вняли на самом верху. Президент Владимир Путин, выступая на своей прямой линии, сказал про селекционную работу: «Это то, на что мы в последнее время обращаем всё больше и больше внимания. Это касается и семян, это касается стада. Это чрезвычайно важная работа. Мы делаем только первые шаги по этому направлению». Интересно, как отреагирует на эти слова директор Департамента координации деятельности организаций в сфере сельскохозяйственных наук Багиров Вугар Алиевич, «герой» наших многочисленных публикаций? Именно его вместе, конечно, с бывшим и нынешним руководством Миннауки учёные обвиняют в уничтожении многих направлений российской селекции. Чтобы не быть голословными, вспомним некоторые наши материалы за последние годы.

Пчелодёры из ФАНО («АН» №26 от 7.07.2016)

Осенью прошлого года ушёл из жизни наш друг, многолетний директор и главный научный сотрудник Краснополянской станции пчеловодства, лауреат Госпремии Сергей Сокольский. В 2007 г. Госкомиссией РФ по испытанию и охране селекционных достижений созданный им с коллегами породный тип пчёл «Краснополянский» был признан селекционным достижением, и выдан патент №4111. Уникальная порода пчёл является национальным достоянием Российской Федерации. Автор национального достояния, доктор наук и лауреат Госпремии Сокольский в должности главного научного сотрудника станции имел оклад меньше 19 тыс. рублей в месяц.

Фактически умерло и его детище – Краснополянская научная пчелиная станция. Вместе с пчёлами. Как говорят коллеги Сокольского, «умерло вообще всё селекционное российское пчеловодство». Гибель десятков тысяч пчелиных семей в 2019-м и 2020 годах восполнять нечем и некому.

Сокольский говорил об этом ещё шесть лет назад, писал гневные письма в ФАНО (ныне Миннауки и высшего образования), встречался в Москве с Вугаром Багировым. Без толку.

– Такое впечатление, что тебя вообще не слышат, хотя и он, и я – биологи. Никаких доводов, кроме: «Будет всё равно как я сказал!», от него я не услышал. Ему всё равно до пчёл, главное – чтобы бумажки для отчёта были в порядке. И такой человек отвечает за всю селекцию в стране! Ужас! – рассказывал Сергей Сергеевич после одной из таких встреч.

Президент сказал, что мы делаем «первые шаги», но не добавил, благодаря кому мы оказались в младенцах по селекционной научной работе. Так вот, с 2013 г. за неё отвечает именно Вугар Багиров.

Селекционер Сергей Сокольский не дожил до слов президента «конечно, люди, которые этим занимаются сами, заслуживают особой поддержки» совсем немного.

«На Руси, кстати, всегда существовали жесточайшие наказания, вплоть до забивания кнутом до смерти вора, который брал чужой мёд или разорял ульи, или борти. Он получал на всю жизнь самую позорную кличку того времени – пчелодёр. А тут разоряют не какой-то один улей, а целую отрасль! И только госнаграды сыпятся на итальянские пиджаки российских чиновников», – писали «АН» ещё в 2016 году. Пчелодёры до сих пор правят…

Овцы России («АН» №11 от 25.03.2020)

Разговор о селекции на прямой линии начался с вопроса из Ингушетии. Селекционер, который занимается овцами, просил Владимира Путина помочь с выделением ему земли. «На Северном Кавказе земля дорогого стоит, это действительно ценность. Но, поскольку человек занимается конкретным делом и занимается очень важным делом – селекцией, я обязательно переговорю с руководителем республики», – сказал глава государства.

Наше издание тоже писало о селекции овец. Материал так и назывался – «Овцы России». Суть в том, что за полвека (!) селекционной работы учёным удалось вывести в Краснодаре две очень хорошие породы овец: кубанского линкольна и южную мясную.

Всё бы хорошо, но у научного института, в котором работали селекционер, автор этих пород профессор Алексей Ульянов и его ученица Анна Куликова (ныне доктор наук и лауреат многочисленных премий), было много земли. А земля, как и сказал Путин, «дорогого стоит». Землю отобрали, кормить генофондное (!) стадо стало нечем. И его решили продать за копейки и забить на мясо.

Но тут вышел номер со статьёй, и в Миннауки ушёл официальный запрос: «Поставлена ли стратегическая задача по сохранению генофондного наследия, сохранившегося до наших времён?» Вугар Алиевич бодро ответил: «В составе Центра полностью сохранён генофонд овец, что является основой для проведения долгосрочных селекционно-племенных исследований и создания новых селекционных форм». И слукавил! Целый директор департамента Миннауки.

– Генофондное стадо кубанского линкольна продано. Не помогли никакие публикации и призывы. Купил фермер из Ставрополья, за 600–700 км. Да ещё на тот момент даже статуса фермерского не было. Какая наука? Какая селекция? Фермер ведь как думает: утром хочу заниматься овцами, вечером не хочу. Вложил деньги, купил стадо – моя собственность, могу овцематок крыть, могу на бойню отвести, – рассказала «АН» доктор наук Анна Куликова.

Значит, говорите, Вугар Алиевич, «полностью сохранён генофонд овец»? Правда, как рассказали знающие люди в Краснодарском научном центре по зоотехнии и ветеринарии, формально Багирова вывели из-под удара. Был проведён учёный совет центра, на котором молодой директор Осепчук ледоколом продавил решение о продаже. В любом случае директор департамента министерства обязан был знать и пресечь. Говорят также, что и министра Валерия Фалькова известили об этом прямо во время отпуска в лесу. Фальков, как всегда, обещал разобраться, но, как всегда, «не склалось». Минус одна генофондная порода. «Это чрезвычайно важная задача», – сказал президент. Видимо, только для него, а не для директоров сельхоздепартаментов и министров науки.

Южную мясную пока удалось сохранить, но Анна Куликова думает, что это ненадолго. До конца года в племзаводе «Урупский», который сейчас принадлежит сахарному гиганту, зарегистрированному в офшоре, должны забить 180 генофондных российских овцематок этой породы. «Невыгодно-съ»! Может быть, господа Багиров и Фальков хотя бы их спасут? А то как-то странно получается: какие-то офшорные господа решают судьбу российского генофонда!

Властная саранча (№33 от 26.08.2020)

Есть такая акционерная организация «ДОМ.РФ». Она призвана изыскивать негоже используемые участки и объекты федеральной собственности. Отбирать их решением правительственной комиссии и перепродавать с выгодой под застройку для «нуждающихся многодетных родителей, детей-сирот, раненых в Чечне офицеров» и так далее по списку. Этим категориям бросают иногда косточку, но почему-то «ДОМ» пылает страстью к самым дорогим и ценным наделам. И ради золотых соток идут на всё…

В 2020 г. косилки, нанятые «ДОМ.РФ», уничтожили созревающий первый урожай единственной в мире многолетней пшеницы трититригии (гибрид пшеницы и пырея), утверждённой Россорткомиссией как новый вид злаковых культур.

– Это победа российской селекции не просто в государственном масштабе, а в мировом. Это первая в мире многолетняя устойчивая пшеница, которая на одной корневой системе растёт 5–7 лет. Самая неприхотливая из всех известных науке, но с содержанием белка 18%! Лучшие южные сорта сегодня имеют не более 15%. Это самодостаточное зерно для выпечки хлеба, которое ещё может само служить естественным улучшителем вместо китайской химии. Причём даёт урожай от Амурской области до степей Калмыкии, в которых не растёт ни один сорт. В 20 регионах страны, в самых неблагоприятных условиях, до минус 40 градусов! 40 фермерских хозяйств, большинство с Дальнего Востока, ждали, когда мы начнём размножение элиты. И вот в 2019 году осенью мы накопили около трёх тонн и посеялись на 7 га лучшей пашни в районе. Надеясь получить тонн 15 семян. Нескольких дней не хватило, – замдиректора по развитию Главного ботанического сада РАН Сергей Завгородний не скрывает злости. – Они уничтожили национальное достояние, – чётко произносит он.

Оказалось, что эта земля уже принадлежит не учёным, а как раз организации «ДОМ.РФ». За эти гектары пашни с 2013 г. головой, креслом и отсутствующей совестью отвечал начальник сельхоздепартамента МОН г-н Багиров. Занимая такой пост и пользуясь всеми благами госслужащего, он вообще по должности отвечает за всю сельскую науку в стране. В том числе и особенно за такие эксперименты, которые длятся десятилетиями. Которыми подавлены иностранцы. Которые приносят славу почти умершей российской селекционной науке. Должен отвечать, но, видимо, «не склалось», как и у его министра.

– Во всём мире естественная селекция ценится много выше, чем селекция искусственная. Все иностранные коллеги, с которыми довелось общаться, в шоке и восторге от советских многолетних экспериментов. Они не могут себе этого позволить. Уничтожать такие эксперименты крайне недальновидно, это не государственный подход. Наоборот, надо ценить и сохранять то немногое, что осталось, – говорит профессор РАН Александр Соловьёв.

Может быть, руководство «ДОМ.РФ» и не посмело бы косить трититригию, если бы Владимир Путин сказал о государственной важности селекции раньше? Но Путина закидывали шапкозакидательскими докладами о «прорывах» и «вставании с колен», и ни один из чиновников, беспощадно врущих на официальных бумагах, даже не покраснел.

Но лучше в 2021 г., чем вообще никогда. Селекционеры счастливы, но мечтают, чтобы это не осталось просто словами.

– Хорошо уже, что он знает, например, что всё племенное яйцо у нас импортное. И то же самое с коровами и даже овцами. Это здорово. Что будет меняться? Чисто формально и сейчас выделяются деньги на селекционные центры, реально большие деньги, но практических результатов пока нет, – говорит доктор наук, профессор РАН Александр Соловьёв.

Напомним, что президент прямо указал узкие места: «Вот мы по курице решили проблему, по куриному мясу, но не все знают, что мы яйцо-то завозим в основном – нет, это серьёзное дело, – для того чтобы курицу растить. А нужно иметь своё первичное яйцо. То же касается и крупного рогатого скота, это же касается и овцеводства».

Соловьёв считает, что инициативу президента чиновники заболтают.

– По бумажкам всё проходит хорошо, и так же хорошо будет идти и дальше. Отчитались по курице, что в Ленинградской области скоро будет готов репродуктор на 30 тыс. голов и весь Северо-Западный регион будет со своим инкубационным яйцом. Думаю, что построить-то построят, но будут ли производить в промышленных масштабах? Отечественных кроссов птицы не было и нет. Общая тенденция вообще такова, что принимаются ситуативные решения, которые не влияют на общую тенденцию. И даже они не доводятся до завершения, и начинается новая кампанейщина, – считает профессор РАН.

По мнению Соловьёва, это не прекратится, пока отчёты будут идти по выделенным и освоенным средствам.

– Учёные должны отчитываться гектарами своих посевов. Чиновники – миллионами штук родных первичных яиц. То есть конкретной продукцией. А пока первые отчитываются научными статьями, а вторые миллиардами – толку не будет, – уверен Соловьёв.

Но именно статей требует для отчёта Миннауки. Именно миллиардами оно отчитывается. Помнится, когда в январе прошлого года Путин выпнул Михаила Котюкова с поста министра и назначил никому в Москве не известного Валерия Фалькова, затеплилась надежда, что ситуация в науке, в селекции начнёт меняться к лучшему. Прошло полтора года. За это время генофонд страны потерял, как минимум, одну породу овец, селекционное пчеловодство сделало ещё один шаг к своей могиле, страна чуть-чуть не потеряла уникальную многолетнюю пшеницу. Впечатляющие итоги работы!

Источник: argumenti.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.